Секция вопросов — ответов

ММТ

Что такое ММТ?

ММТ (сокращение от Modern Monetary Theory) — изначально слегка ироничное, по замыслу авторов, название, используемое рядом австралийских, американских, канадских и прочих экономистов, начиная с 1990-х, для описания ряда подходов к описанию и анализу денежной системы, государственных расходов, динамики рынка труда и вытекающих из этого возможностей управления макроэкономикой.

ММТ опирается на наследие кейнсианской и посткейнсианской школ макроэкономики и разделяет представление о том, что недостаточность совокупного спроса является ключевым ограничением для возможностей экономического роста.

ММТ объединяет кейнсианскую и посткейнсианскую макроэкономику с харталистским подходом в теории денег (chartalism), из-за чего ММТ также иногда называют нео-хартализмом (neo-chartalism). В этой части ММТ отличает нестандартный взгляд на роль государства в экономике и денежном обращении, о чём будет сказано позже.

ММТ видит в инструментах фискальной политики эффективный рычаг для поддержания занятости и деловой активности, в то время как в современном неоклассическом мейнстриме предпочтение отдается денежно-кредитной политике. В отличие от ММТ, в современном неоклассическом мейнстриме управление совокупным спросом обычно допускается и признается эффективным в краткосрочном периоде. 

В поле зрения широкой публики работы представителей ММТ попали в 2018-2019 гг., при обсуждении приоритетов бюджетной политики в США и Японии. Менее широкая публика начала обсуждать эти вопросы в статьях и блогах пораньше, в середине 2010-х. Несмотря на часто совершенно карикатурную критику и снисходительное отношение со стороны ведущих мировых экономистов, за последующие несколько лет отношение к идеям ММТ стало несколько более дружелюбным.

В частности, многие мейнстримные экономисты стали подчёркивать исключительность обстоятельств, вызванных мировой пандемией, а значит, и востребованность нетрадиционных подходов. Практические меры мировых правительств и ЦБ, состоящие в резком увеличении бюджетных дефицитов, программ QE и т.п., заставляют пересмотреть предыдущие взгляды о реальных границах государственных возможностей и доступных инструментах.

[свернуть]
Можете объяснить мне суть ММТ за 45 секунд?

Можно зафиксировать несколько ключевых тезисов ММТ, радикально несовместимых с мейнстримом.:

  • У экономики есть исключительно реальные, а не финансовые ограничения. Есть конечный объем ресурсов, оборудования, готовые работать люди, а количество денег на банковских счетах, динамика процентных ставок и т.п. это инструменты, чтобы реальная экономика работала.
  • Монетарно суверенные страны не должны себя ограничивать — если страна обладает денежной независимостью, т.е., полностью контролирует валюту, которую выпускает и использует, то ей нет необходимости дополнительно ограничивать себя в объёмах необходимых расходов до тех пор, пока реальные ресурсы недоиспользованы. Единственная причина многих существующих ограничений — произвольное политическое решение.
  • Современные деньги сильно отличаются от денег из прошлого. Используемые нами валюты являются разновидностью создаваемых самой экономикой долговых обязательств (IOU), на них не распространяются привычные законы, вытекающие из трактовки денег как товаров, лишь призванных облегчить трудности бартерного обмена.

[свернуть]
Это правда экономическая теория?

Не совсем. Как было сказано, ММТ вернее было бы называть набором методов, фреймворком, а не полноценной экономической теорией, содержащей исчерпывающие модели как на микро, так и на макроуровне.

Однако многие идеи и тезисы ММТ разделяются представителями других экономических школ. Как мы уже отметили, многие положения ММТ наследует от старого кейнсианства и посткейнсианства.

В этом смысле ММТ можно рассматривать как расширение ранее существовавших идей на «кейнсианском» фланге экономической науки и их соединение с положениями хартальной теории денег.

[свернуть]
А что нового вообще привнесла ММТ? Иногда говорят, что «это и так все знали»…

Действительно, практически все элементы ММТ встречались в тех или иных теориях, экономических школах и пр. Часть таких идей в части активной поддержки фискальной политики, управления совокупным спросом и так далее, некогда были частью мейнстрима.

Часть идей (в основном ключевые теоретические положения) заимствованы из кейнсианства и посткейнсианства (эндогенные деньги, скептицизм в отношении «естественной ставки процента», некоторые предложения вроде гарантированной занятости), часть — из хартализма (что госрасходы предшествуют сбору налогов, а не наоборот).

Новизна ММТ заключается в синтезе этих отдельных идей в единую последовательную парадигму. Например, ММТ принципиально иначе интерпретирует те аспекты денежно-кредитной политики, которые, конечно, известны и экономическому мейнстриму. 

По мнению сторонников ММТ, этот новый взгляд дает более простую и связную интерпретацию известных явлений в экономике. Роль ММТ в этом отношении можно отчасти рассматривать по аналогии с Коперниковской революцией, когда известные закономерности предстают в более простом и элегантном виде. 

[свернуть]
Какие практические рекомендации даёт ММТ?

ММТ присущ скепсис в отношении проводимой большинством государств мира антикризисной экономической политики после Великого финансового кризиса 2008 года. С точки зрения теории, в сложившихся условиях инструменты денежно-кредитной политики (включая такие меры, как «количественное смягчение» и отрицательные нормальные ставки процента) не способны вытащить мировую экономику из затяжной рецессии. 

ММТ выступает за частичное возвращение к активной фискальной политике, которая практиковалась в развитых странах в послевоенные десятилетия. ММТ имеет собственное видение причин провала кейнсианской стимулирующей политики 50-х и 60-х годов, и выдвигает ряд предложений, которые бы позволили этого избежать.

В связи с этим сторонники ММТ возлагают надежды на инструменты гарантированной занятости с фиксированным (дискреционно устанавливаемым, т. е. меняющимся по решению органов власти, а не в результате рыночной конъюнктуры) уровнем оплаты труда. Функция таких инструментов —  работать в качестве автоматических стабилизаторов занятости. 

Например, во время рецессий низкоквалифицированные работники могли бы наниматься муниципалитетами, чтобы делать общественно полезную работу, наподобие механизма Civil Works Administration в США 30-х годов прошлого века. В период экономического оживления работники, заинтересованные в растущих зарплатами, бы возвращались в частный сектор. 

По замыслу сторонников ММТ, такой подход помог бы избежать проблем классической кейнсианской «накачки спроса», заменив её «тонкой настройкой» и таргетированным стимулированием занятости в конкретных отраслях и регионах, а минимальный уровень оплаты труда в системе гарантированной занятости способствовал бы сдерживанию инфляции. 

Помимо прочего, ММТ предлагает радикально упростить систему бюджетного финансирования, сделав её более прозрачной и демократичной: решения о допустимых и достаточных госрасходах должны приниматься парламентом, а не частными инвесторами, которые якобы могут наказать правительства ростом ставок на рынке госдолга. 

С точки зрения теории, в настоящее время решения о финансировании бюджетных дефицитов обременены множеством архаичных ограничений и представлений, которые мешают достичь правительствам цели максимальной занятости и экономического роста.

[свернуть]
Какая существует критика ММТ?

ММТ критикуют как условно «справа» за то, что утрата финансовой дисциплины правительства вызовет разрушительные последствия для экономики, так и «слева», что меры ММТ если и вызовут определенное оживление в кратко- и среднесрочной перспективе, всё равно ничего не смогут противопоставить фундаментальным противоречиям капитализма, которые сделают эти меры однажды неэффективными, как это было с кейнсианством.

Насколько такая критика обоснована, каждому решать самому. В ММТ есть спорные моменты, и, как и любая теория, она под влиянием этой критики развивается и уточняется. Тем не менее, эти спорные моменты — не то, что вы увидите, когда напишите в поисковик что-то про опровержение «современной денежной теории».

Подавляющая часть популярной критики ММТ основана на плохом понимании теории (данный материал отчасти является реакцией на это). Зачастую это связано не столько со злым умыслом, сколько с тем, что оппоненты концентрируются на отдельных положениях ММТ, не отрываясь от общего контекста привычных представлений — куда, конечно, эти отдельные положения вписываются с большим трудом.

Наверное, если бы такие критики не торопились с опровержениями, то и критиков стало бы меньше, а те, что остались, критиковали бы гораздо лучше и по существу.

[свернуть]
ММТ  — это же про “напечатать и раздать”?

Нет, ММТ это методология, а не набор готовых рецептов на все случаи. ММТ можно описать как “фреймворк”, систему идей и подходов к анализу макроэкономических проблем. Не существует никакого канонического списка практических, “одобренных ММТ” рекомендаций для любой страны и в любой ситуации. Далеко не всегда экономисты, причисляющие себя к ММТ, сходятся в практических рекомендациях, еще реже они считают, что нужно “печатать и раздавать”. Это не более, чем карикатурный пересказ идей, используемый в качестве «убедительной» критики.

[свернуть]
Ха! Этот ваш ММТ применяли в Венесуэле и Зимбабве!

Популярный довод против идей ММТ — утверждение, что активное вмешательство в экономику, в частности, за счёт дополнительных госрасходов, обязательно в том или ином виде ведёт к серьёзным проблемам, начиная с гиперинфляции и заканчивая развалом экономики. В качестве свежих примеров приводится богатый негативный опыт второй половины 20-го века в странах Африки и Латинской Америки, но по возможности не забывают и о Веймарской Германии после Первой Мировой.

При этом критики демонстративно игнорируют (“это другое”™) опыт “развитых” стран, успешно применявших активное государственное вмешательство, включая госрасходы. Равно как и не делается скидки на изменившуюся за 4-5 десятилетий мировую валютную систему, режимы валютного курса, смену приоритетов центральных банков и прочее.

Между тем ни один из авторов ММТ не утверждает, что дополнительных госрасходов самих по себе, или любого другого инструмента, достаточно для решения любых экономических проблем. Не существует универсальных решений и полностью безопасных подходов, каждая ситуация требует индивидуального анализа и рассмотрения.

Тем более неправильно было бы сводить весь богатый опыт управления экономикой к нескольким десяткам специфичных ситуаций и отдельных стран, полностью игнорируя другие примеры. 

Следует отметить, что подобная критика, начиная с 2020-го года, стала звучать значительно реже. Главным образом по причине того, что многие (в том числе “ведущие”) мировые страны с наглядностью, которую очень трудно игнорировать, продемонстрировали “невозможные” позитивные результаты “нетрадиционных мер” экономической политики, при отсутствии обещанных негативных последствий.

[свернуть]
ММТ — magic money tree. А работать кто будет? За чей счет банкет?

Популярный довод против идей ММТ — попытка представить весь подход как требование неограниченной и бесконечной раздачи денег всем желающим. Можно согласиться, что совершенно непонятно, как что-то подобное может привести к стабильному прогрессу и росту общественного благосостояния. Но ММТ не требует никакой неограниченной раздачи, описывая условия, в которых подобные методы вообще имеют смысл.

Принципиальный отказ от раздачи денег, за который должна с облегчением ухватиться напуганная бешеным печатным станком публика, однако, является не менее карикатурным подходом, чем “печатать без конца”. Принципиальная недопустимость “раздачи денег” опирается на целую кучу молчаливо подразумеваемых идей. В частности, предполагается, что деньги являются нейтральными в долгосрочной перспективе (то есть, производство не вырастет в ответ на спрос, дополнительные деньги могут повлиять только на цены, но не на инвестиции и пр). Также предполагается, что рынок труда всегда возвращается к полной (да-да, полной, вы не ослышались) занятости. Предполагается, что основные ограничения экономического роста связаны с производительностью труда, объёмом доступного капитала и т.п., но только не со спросом.

Если принять такие исходные посылки то и правда, простая раздача денег не является рабочим решением. 

Но если мы откажемся хотя бы от одного (а лучше нескольких) исходных постулатов, то придём к прямо противоположным выводам. Если деньги не нейтральны, а рынок труда не стремится к полной занятости (привет, PIGS), если ограничения для экономического роста могут располагаться на стороне спроса, то “раздача денег” (во многих ситуациях) будет задействовать большее количество ресурсов (включая трудовые), обеспечивая больший выпуск и больший рост.

Так что “банкет” часто можно устроить за счет тех, кто сидит без дела, не имея спроса, но приступит к работе, как только появятся покупатели.

Кроме того, одна из главных идей ММТ — максимально полное использование всех доступных рабочих рук, в том числе за счёт государственных программ гарантированной занятости. Именно это является финальной целью экономической политики, а “раздача денег” — лишь один из инструментов.

[свернуть]
ММТ отрицает общеизвестные факты, инфляция, кризисы, читайте букварь!

Действительно, при поверхностном рассмотрении может показаться, что авторы ММТ просто ниспровергают все устоявшиеся истины, “давно открытые законы экономики”, изложенные во всех базовых учебниках.

Однако чуть более глубокое погружение в тему показывает, что даже “самые понятные” темы, вроде природы инфляции, механизмов международной торговли, природы государственных расходов и ограничений экономического роста, на самом деле являются крайне дискуссионными. Больше того, абсолютное большинство учебников по экономики на сегодняшний день на целые десятилетия отстали от актуальных правил управления. Например, ФРС в публикации 2020-го года открыто указала на явные ляпы и неточности в ряде популярных учебников, описывающих принципы функционирования американского ЦБ. Но преподавание по этим учебникам продолжается, как ни в чем не бывало.

Если на время вообще забыть про ММТ, то и внутри самого неоклассического мейнстрима существует обилие направлений: «новые классики», «новые кейнсианцы», теоретики реальных бизнес-циклов… если собрать их предложения вместе, то из этого ассортимента нетрудно подобрать экономическую политику «на любой вкус», от весьма леволиберальных рецептов, до стандартного пакета «жёсткой экономии».

Значительно менялись и господствующую взгляды на экономическую политику. Если сегодня идеи ММТ выглядят весьма радикально, то в 50-х и 60-х годов они в целом неплохо бы вписались в кейнсианский мейнстрим того времени.

Ничто не мешает мейнстриму измениться и вновь. Особенно если учесть, насколько изменились взгляды многих ведущих экономистов в развитых странах за последние несколько лет. Получается, что “букварь” надо перечитывать не только сторонникам ММТ, но и всем современным экономистам?

[свернуть]
Есть ли учебник по ММТ? Что читать?

Нет единого утверждённого текста, но есть ряд сочинений, которые вы можете найти в нашем списке литературы.

К перечисленным выше текстам можно добавить личные блогеры авторов ММТ (конечно, все они на английском языке).

[свернуть]

Денежная система

Что такое современные деньги?

Если упростить, то это эндогенно (внутренне) создаваемая экономикой система взаимных обязательств, номинированных в привычных нам рублях, долларах и прочих валютах. Современный рубль (или доллар) намного ближе к электронному письму “Вася, спасибо, теперь я у тебя в долгу” чем к чеканной золотой монете. Современные деньги не имеют “физического носителя”, по большей части это просто данные, хранящиеся на серверах банковской системы.

[свернуть]
Что надо знать про денежную систему? Главные уровни системы.

Схематично современную денежную систему можно представить как набор “этажей”. На нулевом этаже, в самом основании, находится ЦБ, “банк банков”, он управляет и поддерживает работу всей системы. ЦБ распоряжается так называемой денежной базой, в которую входят наличные в обращении (агрегат М0), а также на его счетах находятся средства коммерческих банков (резервы). Денежную базу (наличные+резервы) иногда называют High Powered Money, подчёркивая её значимость и отличие от остальных видов денег.

А еще банки могут создавать деньги. Деньги создаются в момент выдачи кредита, когда банк просто из ничего увеличивает “депозит” на счету платежеспособного заемщика. Вот пять минут назад в экономике было сто миллиардов денег (обычно под “количеством денег в экономике” подразумевается агрегат М2: наличные + депозиты + вклады разной срочности). Теперь вы взяли кредит на три тысячи — и вуаля, денег в экономике уже сто миллиардов и три тысячи, М2 вырос на сумму вашего кредита. Не было денег, а теперь есть, магия. Верно и обратное: банки уничтожают деньги. Когда вы возвращаете кредит, деньги, которые существовали, перестают существовать. Совсем. Проценту по кредиту просто меняют своего хозяина, а тело долга пуф — и нету. Опять магия.

Создание денег это ключевая функция банков, позволяющая экономике подстраивать денежную массу под текущие потребности.

На последнем, третьем этаже, располагаются рядовые граждане и компании. Они могут обмениваться между собой как наличными, так и средствами на банковских депозитах (например, при бесконтактных платежах). Ни создавать, ни уничтожать деньги, а тем более резервы ЦБ, они не могут.

[свернуть]
Чем обеспечены деньги?

Строго говоря, ничем. Вы не можете прийти в банк (включая Центральный) и потребовать взамен рубля, доллара или евро что-то, кроме другого рубля, доллара или евро. Однако не стоит переживать — полной обеспеченности слитками, монетами, ракушками, узелками и шкурами не существовало никогда в истории.

Учитывая, что значительная часть денег создаётся эндогенно, самими частными банками, можно сказать, что деньги обеспечены потребностью в них — ведь без этой потребности ни один частный агент не решит взять кредит, а ни один банк не решит ему этот кредит выдать.

[свернуть]
Кто их печатает? Как создаются современные деньги?

Учитывая, что большая часть современной валюты не имеет физического носителя, изменения денежной массы почти никогда не сопровождаются “печатью”. Деньги “создаются” на счетах. Создание возможно двумя путями.

Во-первых, по своему усмотрению ЦБ может увеличить корсчёт любого коммерческого банка, в ответ потребовав от банка увеличить депозит клиента на ту же сумму. Нечто подобное происходит во время осуществления госрасходов, когда ЦБ списывает средства со счёта Правительства и создаёт их на счёте конкретного банка, где обслуживается компания, у которой закупаются нужные товары и услуги. При этом создаются и резервы, что повышает “ликвидность” банковского сектора, и собственно простые деньги, которыми сможет дальше распоряжаться частный сектор.

Во-вторых, коммерческий банк может выдать кредит компании или частному лицу, т.е., создать новое обязательство, одновременно с этим создав депозит, на которому будут “новые” деньги, не существовавшие, до выдачи кредита. Таким образом, современная банковская система (если вкратце) может создавать деньги неограниченно, до тех пор, пока существуют кредитоспособные заемщики.

[свернуть]
Как и когда уничтожаются деньги?

Аналогично с созданием, есть два пути уничтожения денег. Деньги уничтожаются при сборе налогов (тогда они просто списываются с депозита физлица, а затем ЦБ списывает ту же сумму с корсчёта банка этого физлица).

Также деньги уничтожаются при погашении ранее выданного кредита, т.к. клиент банка сокращает свой депозит, погашая обязательства перед банком, после чего сумма, равная телу долга, исчезает.

Возможен и вариант физического уничтожения наличных денег, но, не считая плановых процедур по утилизации ветхих банкнот (которые просто заменяются на новые, не изменяя денежную массу), уничтожение наличных имеет пренебрежимо малый объем..

[свернуть]
Почему золото не может заменить фиатные деньги?

Гипотетически подобное возможно. Однако в силу невозможности достаточно быстрого расширения запасов золота и ограниченности его на нашей планете, это приведёт к масштабной дефляции и глобальному финансовому, экономическому и, скорее всего, политическому кризису.

В 20-м веке человечество двигалось по пути избавления от пережитков системы “золотого стандарта” и сумело добиться рекордных показателей экономического роста. В список причин, побудивших отказаться от золота, можно включить как необходимость финансирования на период военных действий, так и потребность преодоления масштабных экономических кризисов. В частности, исторически государства, отказавшиеся от золотого стандарта раньше остальных, понесли меньше потерь в период Великой Депрессии. Едва ли сейчас могут появиться серьёзные поводы (не считая мнения отдельных энтузиастов) начать движение вспять. 

[свернуть]
Деньги — это товар?

Деньги в современном мире являются обязательствами центрального банка (фиатные деньги) или коммерческих банков (кредитные деньги, средства на депозитах), и потому могут рассматриваться как финансовые обязательства особого рода, которые в случае фиатных денег погашаются после уплаты налогов, а в случае с кредитными — при уплате долга.

В отличие от товаров, деньги не потребляются и не используются непосредственно в материальном производстве, но позволяют получить что-то полезное позже. В этом смысле они гораздо ближе к акциям и облигациям (особенно краткосрочным). Никому ведь не приходит в голову называть последние товарами, правда? 

[свернуть]
История появления денег — бартер, потом ракушки, так?

Стандартная теория возникновения денег постулирует, что бартер был неудобен для рыночного обмена, и именно поэтому понадобилось подобрать некий эквивалент, который бы решил проблему «двойного совпадения интересов».

Несмотря на внешнюю последовательность и логичность такой истории, она вызывает множество вопросов: действительно ли для возникновения денег достаточно ожидания от непомерных выгод, которые сулят организованные рынки? Если это ожидание есть, повлечет ли оно стихийно возникновение товара-посредника для обмена? Да и вообще, возникают ли у кого-либо такие ожидания и стимулы, когда из поколения в поколение люди живут в условиях натурального (производящего или присваивающего) хозяйства? Много вопросов, на которые не так уж просто дать ответы. 

Другой интересный вопрос: что, если обмениваются не финальными продуктами, а, например, полуфабрикатами или орудиями и средствами производства? Разделение труда, как-никак! Охотник хочет приобрести лук у ремесленника, но ремесленник пока что не может получить оленину. Охотнику нужна долговая расписка! И кто-то, кто мог бы поручиться, что долг будет погашен в должное время и полном объеме. Или принудить сделать это…

[свернуть]
А в книге писали про рис, шерсть, ракушки. Всё не так?

Это верно. Проблема в том, что стандартная бартерная история представляет дело так, будто деньги возникли просто для преодоления неудобств рыночного обмена — то есть обмена между двумя равноправными лицами, которые просто заинтересованы в материальных свойствах предметов у противоположной стороны.

На деле появление денег (или точнее так называемых «primitive money») было тесно связано с общественными обязательствами и властными иерархиями, а возникновение «меры стоимости» по крайней мере ряд историков и археологов связывает с необходимостью рассчитывать штрафы и компенсации за нанесенный ущерб. 

Что бартерная история, что альтернативные гипотезы указывают на то, что деньги необходимы для возникновения развитых рынков. В этом смысле закономерно, что «бартерных экономик» нигде не встречается: там, где нет денег, нет и нормально функционирующих рынков, а там, где есть нормально функционирующие рынки, обязательно есть и деньги.

Но достаточно ли потенциальных выгод рыночного обмена, чтобы в результате товарооборота стихийно возник «универсальный эквивалент»? Разные теории отвечают на этот вопрос по-разному, и не факт, что наука когда-либо придёт к окончательному решению.

И тем не менее известно, что рыночный обмен превратился в основной механизм распределения общественного богатства гораздо позже возникновения денег (это случилось с возникновением капитализма). И, видимо, именно деньги являются условием распространения и развития рынков, а не рынки — причиной возникновения денег.

[свернуть]
Почему нам вообще важно, как появились деньги?

Прямого отношения вопросы археологии и экономической истории к насущным проблемам, конечно, не имеют. Однако «бартерная история» фактически указывает на «демократический» и самодостаточный характер рынков — как будто они существуют и развивались вне контекста отношений власти и государства.

Харталистская теория денег и ММТ в частности отрицает такую точку зрения. Согласно этим теориям, деньги неразрывно связаны с механизмами принуждения, и эволюцию рынков нельзя рассматривать в отрыве от деятельности «операторов насилия». 

Есть веские основания полагать, что деньги использовались древними государствами (Месопотамия, Египет, Империя Инков и т. д.) как инструмент принудительной мобилизации трудовых ресурсов. Население вынуждено искать способ приобрести деньги, чтобы затем уплатить налоги. И оно их приобретает, производя товар на продажу. 

В этом отношении налоги насильственно формируют товарооборот, который затем начинает жить самостоятельной жизнью в виде организованных рынков.

Практики по формированию «нормальной» рыночной экономики с помощью налогов сознательно применялись и позже — например, метрополиями в отношении колоний. Более того, о том, что налогообложение придает ценность деньгам, писал в «Богатстве народов…» и классик экономической науки Адам Смит.

С точки зрения ММТ, государства сохранили свою организующую роль и в настоящее время, хотя, конечно, она стала весьма незаметной. Но государства также перестали быть настолько авторитарными и деспотичными, как прежде. А значит, мы можем обернуть его деятельность на благо широких масс — в том числе и в части экономической политики, понимая, как в действительности работают деньги и какие пределы денежного обращения мы имеем.

[свернуть]
Вопрос

Ответ

[свернуть]
Вопрос

Ответ

[свернуть]

Банковский сектор

Зачем нужны банки?

Банковская система прошла большую эволюцию, но сих пор многие представляют её хранилищами драгоценных металлов с услугой перевода их из одного хранилища в другое.

В современной экономике банк в первую очередь является поставщиком кредита, а банковская система в целом обеспечивает транзит денежных средств между хозяйствующими агентами.

[свернуть]
Как зарабатывают банки? Взял под 1% отдал под 2%, так?

Короткий ответ: выдать под 2% банк может и без привлечения вклада. Однако активы банка «уравновешены» обязательствами и его собственным капиталом, при этом для переводов и в случае снятия наличных со счёта ему могут потребоваться резервы. Банк, таким образом, заинтересован в достаточной стабильности своих пассивов, и именно поэтому он готов платить за то, чтобы вы свои депозиты оставили без движения на какое-то определенное время. За это он готов платить вознаграждение — отсюда и берётся тот самый 1%. 

Если говорить подробнее, то у банка есть свой бухгалтерский баланс, где активам противопоставлены пассивы (обязательства). Разницу между активами и обязательствами составляют чистые активы или собственный капитал, который мы можем также их трактовать как особый род обязательств — требование учредителей к данному юридическому лицу.

Среди активов у банка могут быть фиатные деньги (кэш), приносящие доход облигации и, конечно, приносящие доход выданные кредиты. Часть из них может быть «уравновешена» собственным капиталом, но остальным активам обязательно должны быть противопоставлены обязательства банка перед другими клиентами. Здесь-то и учитываются в том числе привычные всем депозиты физических и юридических лиц.

[свернуть]
Чем банк отличается от ростовщика/кассы взаимопомощи?

В первую очередь тем, что банки могут создавать деньги! Когда вы кладете бумажные деньги (тысячу рублей) на банковский счёт, вы уже не владеете этими бумажными деньгами — они становятся активом банка. Но отныне вы владеете кредитными деньгами на ту же сумму, которые являются обязательством вашего коммерческого банка (в пассиве в бухгалтерском балансе у него появляется депозит на соответствующую сумму, который является его, банка, обязательством по отношению к вам).

Эта тысяча рублей на счёте — обязательство не центробанка, а обязательство коммерческого банка. С другой стороны, когда вы требуете наличку, банк обменивает свои кредитные деньги на фиатные. Вы получаете на руки деньги уже именно как обязательства центробанка.

Это качественное различие совершенно незаметно для клиента, но на самом деле деньги на депозитах и деньги, которые выдают в банкомате — совершенно разные вещи на разных уровнях денежной иерархии (и они считаются по-разному в денежных агрегатах).

Самое главное, что такие же кредитные деньги банк создает по собственному желанию при выдаче кредита. 

Узкое место состоит в том, что банк обязан менять свои кредитные деньги на фиатные по требованию, а ещё фиатные деньги (или, точнее, их аналог в виде резервов — счетов коммерческого банка в центральном банке) банкам необходимы для взаиморасчётов.

[свернуть]
Как банки создают деньги (кредиты)?

Банк стремится заработать деньги. Для извлечения доходов банк может держать различные ценные бумаги на балансе и получать по ним процент, но самый важный источник здесь — это выдача кредитов. И именно в выдаче кредитов состоит важнейшая экономическая функция банков, а не в хранении накоплений своих клиентов.

Справедливости ради заметим, что за последние десятилетия у многих крупных мировых банков в общих доходах сокращается “кредитная” часть, а растут поступления от обслуживания карт, управления счетами, всяких комиссий и прочее. Вероятно, для отечественных банков-экосистем, этот процесс может оказаться не менее выраженным.

Сначала банк оценивает платёжеспособность клиента. Если банк считает, что дело «выгорит» и у клиента хорошая кредитная история, то заключается сделка.

При выдаче кредита у банка на балансе прирастают активы на величину выданного кредита, этот кредит «уравновешен» одновременно возникающим на стороне обязательств депозитом (кредитные деньги, созданные банком).

Если клиент совершает платеж средствами с этого депозита другому клиенту этого же банка, коммерческий банк просто меняет структуру обязательств, сокращая деньги на одном депозите и увеличивая их на другом. 

Если перевод совершается в другой банк, то вместе с сокращением депозита на соответствующую сумму, что-то должно сократиться и среди активов. В упрощённом представлении* это что-то — тот самый кэш или резервы в центральном банке, то есть high powered money.

*на деле в рамках текущей деятельности банки фиксируют долги перед другими банками, а затем «гасят» их в конце рабочего периода перемещением этих самых «узких денег», но эти детали сути дела не меняют.

[свернуть]
Но ведь банку всё равно нужны кэш или резервы! В чём пафос этого «создания кредитных денег»?

Резервы нужны банку лишь в случае переводов или снятия налички со счёта, да и то в первом случае не всегда: депозит может циркулировать между счетами одного и того же банка, либо банк может уйти в долг перед другим банком, заняв деньги на межбанковском рынке, на худой конец — занять у ЦБ (сделки РЕПО, «дисконтное окно»).

Таким образом, резервов в системе меньше, чем кредитных денег, и тот объём, что существует, чаще обусловлен нормативными требованиями регулятора, а не естественной потребностью банков.

Добавим, что отдельный банк действительно можно столкнуться с недостатком резервов для выдачи кредита: клиент может перевести средства на депозит в другом банке, и потому финансовой организации нужно поддерживать запас резервов или иметь возможность их быстро привлечь или занять.

Однако это не накладывает технических ограничений для выдачи кредитов и скорее влечет сокращение прибыли банка (нужно держать резервы вместо доходных активов или уходить в долг).

При этом нужно иметь в виду, что на уровне банковской системы при расширении объема кредитования в экономике растущий спрос на резервы в целом полностью удовлетворяется центробанком (см. денежную политику центробанка).

[свернуть]
Откуда банку привлекать те самые фиатные деньги, если не от населения в виде вкладов?

Как уже было сказано, банк обязан менять свои кредитные деньги на фиатные по требованию, а ещё фиатные деньги (или, точнее, их аналог в виде резервов — счетов коммерческого банка в центральном банке) банкам необходимы для взаиморасчетов.

С этой целью банк мог взять резервы в долг у другого банка на межбанковском рынке. Цена такого кредита определяется ставкой процента, или точнее системой ставок, которые меняются в зависимости от срока кредита, самая короткая — ставка «овернайт» на день.

Если по каким-то причинам спрос на резервы увеличивается, ставка на межбанковском рынке будет расти. В современных системах ставка варьируется в коридоре, определяемом ЦБ, потом регулятор всегда поддерживает такой объем резервов в системе, чтобы ставка не сильно отклонялась от целевого значения.

Соответственно, банки также могут получать резервы напрямую от ЦБ: продавая свои активы взамен на резервы, или, например, совершая сделки РЕПО, когда под залог ценных бумаг коммерческие банки приобретают резервы на определённый срок.

Наконец, банк может увеличить процент по депозитам, тем самым стимулируя потенциальных клиентов выводить деньги из других активов и нести на депозиты, или класть на банковские счета свои наличные средства. «В моменте» это также может расширить объем резервов у банка и при обычно является самым дешёвым способом сделать это (с поправкой на различия в срочности кредитов/вкладов).

Но по большому счёту срочные депозиты разумнее рассматривать как проявление более стратегического, связанное с тем, что банк предпочитает поддерживать уровень текущих счетов (беспроцентных, которые можно перевести или снять в любой момент) не выше определенного уровня.

В противном случае есть риск столкнуться с проблемой ликвидности, то есть нехватки резервов для удовлетворения требований клиентов. 

[свернуть]
Можно ли не платить по долгам за кредиты?

Можно, но в таком случае банку придется списать кредит со своего баланса. Как мы указывали, любое приращение и убыль на стороне активов банка должна сопровождаться аналогичными изменениями на стороне обязательств.

Что же спишет банк со счетов вместе с кредитом, по которому произошел дефолт? Вычитать деньги из депозитов клиентов он, конечно, права не имеет. Сокращение произойдет из собственного капитала банка. Если дефолтов будет слишком много, финансовое учреждение может стать банкротом (собственный капитал станет отрицательным).

Поэтому, несмотря на то, что банки умеют «печатать деньги» сами, кредиты кому попало они не выдают и заботятся о том, чтобы кредит был возвращен и при этом возвращен с прибылью. 

[свернуть]

Государство и его функции

Что такое фискальная и монетарная политики? Чем они отличаются?

Фискальная политика иначе называется “бюджетно-налоговой”, то есть, связана с наполнением и расходованием государственного бюджета (в том числе, за счёт различных налогов). Решения повысить ставку НДС, ввести прогрессивный НДФЛ или сократить бюджетный дефицит — область именно фискальной политики.

Монетарная политика иначе называется “кредитно-денежной”, она связана с установлением ключевой ставки, режимом валютного курса, регулированием банковской сферы и тому подобное. 

Несмотря на формальное разделение, обе политики тесно связаны и влияют друг на друга. В последнее время стали популярны рассуждения на тему необходимости более плотной координации обеих политик для повышения эффективности государственного управления.

[свернуть]
Нужны ли налоги для расходов? На чьи деньги ремонтируют дороги?

Одно из отличительных качеств ММТ состоит в том, что государственные расходы рассматриваются как необходимый этап перед сбором налогов. Строго говоря, конечно, это «спор о курице и яйце», так как траты и возвращение денег в казну происходит непрерывно. 

Тем не менее, в современной экономике нет металлических денег, и обращающиеся фиатные деньги покоятся лишь на авторитете и силе государственной власти. В отличие от условного золота, которое можно добывать и затем переплавлять в монеты, единственным источником фиатных денег является «расширенное правительство» (собственно правительство и центробанк).

Признание этого обстоятельства, каким бы банальным поначалу оно ни казалось, позволяет по-новому взглянуть на процесс денежного обращения. Государство тратит не руководствуясь величиной собираемых налогов, и сами эти траты не определяются и не могут определяться налоговыми сборами, потому что налоговые сборы вступают в игру уже после совершения расходов.

При этом госрасходы через мультипликативный процесс сами определяют уровень экономической активности (ВВП), и тем самым объём собираемых налогов в известных пределах оказывает величиной, зависимой от первичных расходов государства. Всё перевернулось с ног на голову!

Но это ещё не всё: заимствования у частного сектора с помощью облигаций госдолга, хотя и по форме являются источником привлечения средств, не являются таковыми по сути.

С помощью гособлигаций государство лишь возвращает часть ранее выпущенных государством денег обратно в казну — в той мере, в какой частный сектор предпочтет произвести подобную «портфельную инвестицию», тут уже вступают в игру традиционная рыночная стихия.

С точки зрения ММТ, выпуск и обращение облигаций госдолга следует рассматривать лишь как форму денежно-кредитной политики (в частности, они оказывают влияние на уровень процентной ставки, которая, между тем, сама определяется центральным банком, см. «Что такое ликвидность и как и зачем ею управлять»). 

Сами же налоги, с точки зрения ММТ, нужны для того, чтобы не допускать перегрева экономики и связанной с этим инфляции (что иногда, но отнюдь не обязательно предполагает сбалансированный бюджет правительства), а также чтобы влиять на рыночное поведение (поощряя рублём хорошее и наказывая за плохое).

[свернуть]

Фискальная (бюджетно-налоговая) политика

Что такое дефицит бюджета?

Дефицит бюджета это когда расходы бюджета оказываются выше его доходов. С точки зрения ведения личного хозяйства это тревожный звоночек, ведь чтобы тратить больше, чем получаете, вам необходимо будет проедать сбережения, брать кредиты в банке, занимать у знакомых или искать средства где-то ещё.

Государство же может финансировать дефицит слегка иными способами. Например, за счёт средств резервных фондов (если они есть), взятия кредитов у международных организаций вроде МВФ, но и за счёт размещения госдолга. 

Если госдолг размещается в национальной валюте (то есть, к примеру, Великобритания обещает купившим её госдолг агентам выплатить определённую сумму в фунтах), то с чисто технической точки зрения государство всегда может исполнить свои обязательства, т.к оно создаёт ту самую валюту, которой должно расплатиться.

[свернуть]
Что такое госдолг, чем он опасен?

Госдолг — это сумма накопленных дефицитов государственного бюджета. Разумеется, когда доходы казны превышает расходы, наблюдается бюджетный профицит, который сокращает объём госдолга.

Если госдолг номинирован в валюте, которую данное государство не выпускает, то он может быть опасен тем, что в определённый момент страна окажется неспособной погасить его или выплачивать проценты, что может привести к дефолту.

Когда госдолг номинирован в собственной валюте, власти могут покрывать процентные платежи и погашать облигации с истекающим сроком сколько угодно (в том числе выпуская новые облигации, как в норме и происходит).

Конечно, здесь встаёт вопрос о том, не создаст ли подобное рефинансирование долга проблемы. Как мейнстрим, так и ММТ признают, что чрезмерный рост госрасходов (в том числе и связанный с рефинансированием госдолга) может привести к избыточному совокупному спросу, вызывающему инфляцию. 

Тем не менее, с точки зрения ММТ, мейнстрим в целом значительно преувеличивает дестабилизирующее влияние дефицитов бюджета на экономику.

Согласно ММТ, в норме экономика работает ниже уровня полного использования ресурсов и занятости (классическая кейнсианская идея о недостаточности эффективного спроса), и влияние роста госрасходов на уровень выпуска (мультипликатор государственных расходов) составляет существенно большую величину, чем обычно следует из неоклассических (в том числе «новокейнсианских») моделей.

Кроме того, можно продемонстрировать, что доля в бюджете, приходящаяся на финансирования госдолга, сходится к нулю или к фиксированной величине в широком диапазоне условий. 

В целом, если темпы роста экономики превышают проценты по облигациям госдолга, госдолг не будет представлять серьёзной проблемы вне зависимости от его абсолютного размера.

[свернуть]
Кто покупает госдолг? Может ли его выкупить само государство?

Практика выпуска облигаций госдолга несколько отлична от страны к стране; в США гособлигации разыгрываются на аукционах, где ценные бумаги приобретают так называемые банки-дилеры, добровольно взявшие на себя эту роль. В целом, по общей практике облигации госдолга приобретаются частным сектором, в то время как центробанку это делать обычно запрещено (хотя есть исключения, и в некоторых странах типа Канады часть выпуска может зачисляться непосредственно на баланс ЦБ)

Тем не менее, приобретение облигаций частным сектором влечет повышательное давление на процентные ставки (так как предложение ценных бумаг возрастает, а значит падает их стоимость и растёт доходность), что приводит к вмешательству центробанка (см. таргетирование ставки). В результате центробанк с помощью операций на открытом рынке покупает «избыточный» объём облигаций.

[свернуть]
Если можно просто печатать деньги, нельзя ли обойтись без налогов?

Нет, потому что в таком случае возникнет избыточный совокупный спрос, который неминуемо приведет к резкой инфляции.

[свернуть]
Столько сказано о потенциале фискальной политики, но ведь она уже привела к стагфляции в 1970-х...

Действительно, от активной фискальной политики, целей полной занятости отказались в 70-х годах в связи с так называемой стагфляцией.

Но, во-первых, стагфляции предшествовали два десятилетия рекордных темпов экономического роста (даже в развивающихся странах, если смотреть ВВП — на душу населения показатели скромнее, но они связаны со стремительным ростом численности населения) и государства «всеобщего благосостояния».

При этом в последующий период, хотя и «тетчеризм» и «рейганомика», как считается, обуздали тяжёлый период 70-х годов, темпы экономического роста заметно снизились, и это снижение сочеталось с растущим социальным расслоением.

В любом случае, и этот период (так называемый «неолиберализм») увенчался серией кризисов, при том ещё более тяжёлыми, чем то, что наблюдалось в 70-е годы.

ММТ не отрицает ошибок классической кейнсианской политики, но и не видит в них повод полного отказа от этого наследия прошлого. Кроме того, ММТ предлагает собственный взгляд на проблемы, которые привели к стагфляции 70-х годов, и методы их устранения и предупреждения (как, например, своеобразная политика гарантированной занятости).

[свернуть]
Сокращение госрасходов, профицитный госбюджет — это хорошо, или плохо? Чем заканчивается “затягивание поясов”?

Как уже было отмечено, с точки зрения ММТ, мейнстримные экономисты значительно преувеличивают дестабилизирующее влияние дефицитов бюджета и при этом преуменьшает эффективность фискальной политики. 

С точки зрения ММТ, пренебрежение фискальной политикой последние десятилетия сыграло значительную роль в снижении темпов роста и негативно отражается на восстановлении после Великого финансового кризиса 2008 года (тренд экономического роста стал более пологим, при этом ситуацию на протяжении 2010-х годов часто описывают как jobless recovery, «восстановление без создания рабочих мест»)

Стоит отметить, что в последние годы всё больше представителей неоклассического мейнстрима также склоняются к необходимости более активной бюджетно-фискальной политики. Не разделяя многие теоретические положения ММТ, всё большее число экономистов магистрального направления экономической науки всё равно приходят к аналогичным выводам по части антикризисных мер и экономической политики.

[свернуть]

Монетарная (кредитно-денежная) политика

Какие задачи решает ЦБ?

В современной экономике в деятельности центрального банка можно выделить две основные функции: «банк банков» и финансовый агент правительства.

В первой своей ипостаси центробанк следит за обстановкой на межбанковском рынке, следит за ставкой процента на этом рынке и в зависимости от обстановки производит различные операции: кредитует коммерческие банки, выдавая им резервы на различных условиях, или продает резервы в обмен на различные бумаги.

Другие субъекты хозяйственной деятельности, помимо банков, к центробанку за резервами обратиться не могут — вспомните в связи с этим, что ранее было сказано о иерархии денег в современной экономики.

Что же касается второй функции, то именно на счетах центробанка располагаются средства правительства для осуществления госрасходов. На эти же счета зачисляются поступают налоги, сбор которых осуществляется при посредстве коммерческих банков.

Деятельность центробанка, однако, не сводится к таким оперативным задачам и даже не сводится к проведению денежно-кредитной политики. Помимо этого, центральный банк также проводит макропруденциальную политику (грубо говоря, что могут, а что не могут делать банки, нормативы, требования для выдачи кредитов и т. д.), готовит предложения и рекомендации в сфере регулирования финансовых рынков и тому подобное.

[свернуть]
Какие инструменты воздействия на экономику есть у ЦБ?

Помимо функции надзора и макропруденциальных мер, выражающихся в регулировании самой инфраструктуры финансового рынка, центральные банки непосредственно устанавливают ключевую ставку.

Часто это ставка, по которой осуществляются сделки на аукционах РЕПО или аналог; проще говоря, это ставка, по которой осуществляются заимствования на резервов коммерческими банками у центрального банка на короткий срок.

Центральные банки «таргетируют» ключевую ставку, а это значит, что они стремятся, чтобы цена (ставка процента) заимствований на рынке резервов (тот самый межбанковский рынок) не сильно отклонялась от ключевой или колебалась в определённом коридоре значений относительно ключевой ставки.

Ключевая ставка определяет и общий уровень ставок в экономике, которые устанавливаются относительно нее на величину, которая зависит от срочности заимствований и риска.

Также инфляция и уровень ставки влияют на валютный курс и международное движение капиталов.

[свернуть]
Что такое ключевая ставка и на что она влияет?

Ключевая ставка, как было указано ранее, связана с ценой предоставления резервов банкам (ставка на межбанковском рынке). В связи с этим ключевая ставка служит опорным значением для всех остальных ставок в экономике: банки кредитуют домохозяйства и фирмы постольку, поскольку это выгоднее, чем ссужать деньги на межбанковском рынке, и в то же время они будут привлекать деньги от населения по ставкам ниже ключевой (иначе будет выгодно просто кредитоваться у центробанка).

На деле, конечно, многие ставки по депозитам выше ключевой, но это совершенно естественно, если учесть, что такие депозиты «замораживают» депозит на длительный срок (несколько месяцев, год), в то время как ключевая ставка связана с краткосрочным кредитованием. «Время — деньги», банк платит больше за то, что вы отказываетесь от снятия и перевода средств со своего депозита. Вклады же до востребования (которые могут быть изъяты клиентом в любой момент) в современной практике не приносят процента вообще. 

В результате ключевая ставка определяет уровень ставок в экономике, в том числе и на финансовых рынках (ставки по облигациям обычно тесно связаны с банковскими сравнимой срочности). Как уже указывалось, она, конечно, влияет и на стоимость кредита, тем самым влияя на уровень экономической активности в экономике: замедляя её, если движение ключевой ставки влечет рост ставок в целом, и наоборот.

[свернуть]
Что такое ликвидность, как и зачем ею управлять?

Когда говорят о ликвидности, имеют в виду доступность резервов или наличных средств (high powered money), которыми можно погашать долги и производить окончательные взаиморасчеты.

Чем более «ликвиден» актив, тем быстрее и проще (без скидки) его можно продать и получить те самые high powered money, чтобы расплатиться за что угодно. Разумеется, деньги являются поэтому наиболее ликвидным активом.

Как было указано ранее, банки управляют своими балансами, стремясь извлечь прибыль, при этом поддерживая определенную норму ликвидности для того, чтобы иметь возможность погашать собственные долги, выдавать наличность в обмен на депозиты и осуществлять переводы.

«Узкие деньги» (high powered money) являются связующим звеном банковской системы. Если банку не хватает ликвидности для осуществления своих операций, он рискует понести значительные убытки (приобретая ликвидность в долг или распродавая свои активы), а то и оказаться банкротом.

Центральный банк регулирует объём денежной базы с помощью дисконтного окна или, более современно, операций РЕПО (в первом случае речь идёт о преждевременном погашении ценных бумаг регулятором за скидку, а во втором — краткосрочные кредиты под залог ценных бумаг), либо с помощью операций на открытом рынке, когда регулятор покупает облигации госдолга, либо наоборот их продаёт (тем самым сокращая денежную базу)

[свернуть]
Инфляция: почему ЦБ ориентируются на неё и к чему это приводит?

Таргетирование инфляции (то есть управление уровнем инфляции с помощью манипулирования ключевой ставкой) считается главной задачей современных центробанков: считается, что низкая и стабильная инфляция способствуют стабильности ожиданий и планов хозяйствующих субъектов, снижает неопределённость и тем самым способствует росту экономической активности в долгосрочной перспективе.

Кроме того, инфляция влечёт негативные перераспределительные эффекты, связанные с тем, что многие сделки выражаются в виде контрактов различной срочности. 

Например, арендные контракты и коллективные трудовые договоры создают «жёсткость» зарплат и некоторых цен. Это означает, что такие контракты сравнительно медленно «подстраиваются» под меняющиеся на других рынках цены.

С другой стороны, такая политика далеко не всегда находилась в центре внимания регулятора. В послевоенные десятилетия (середина XX века) экономическая политика, например, была подчинена цели полной занятости и более быстрому экономическому росту «здесь и сейчас».

Цели по ценовой стабильности и полной занятости могут вступать в противоречие, так как первая политика порой требует повышения ключевой ставки и кредитного сжатия, что фактически означает определённую рецессию. 

[свернуть]
Как ЦБ может печатать деньги?

Центробанки «печатают деньги», расширяя собственные балансы. В этом отношении всё работает так же, как и для коммерческих банков. Резервы и наличность, то есть денежная база — это обязательства центробанка (и потому прямой аналог депозитов коммерческих банков). 

Против этих обязательств на балансе должны располагаться различные активы: это может быть золото (что было особенно важно в эпоху золотого стандарта) или иностранная валюта (вместе это части «золотовалютных резервов», ЗВР), либо кредиты коммерческим банкам под какое-нибудь обеспечение в виде ценных бумаг (те самые сделки РЕПО и «дисконтное окно»), либо просто определенные бумаги.

В прошлом эти «определенные ценные бумаги» включали небольшое множество активов, сегодня они по общей практике включают облигации федерального займа различных сроков погашения (ОФЗ в России, «бонды» и «трэжерис» в США).

Чем больше облигаций правительства на балансе центробанка, тем больше он может «печатать» денег, а если быть точнее, создавать «денежную базу». Именно здесь кроется механизм дефицитного финансирования госрасходов: правительство выпускает облигации, облигации попадают на счета в ЦБ, которым «противостоят» узкие деньги в коммерческих банках или на руках населения.

Правда, напрямую принимать гособлигации центробанкам на баланс обычно запрещается под предлогом «финансовой дисциплины»: сначала правительства должны продать облигации на частном рынке, после чего они по остаточному принципу попадают на счета ЦБ.

ММТ показывает, что такая «финансовая дисциплина» в современных условиях превратилась в фарс и фактически носит декоративный характер, и не содержит никаких реальных противовесов для предполагаемого желания властей «заливать любую проблему деньгами». Зато финансовая дисциплина по-прежнему используется в риторических целях для оправдания урезания социальных расходов…

[свернуть]
ЦБ независим от государства, частная лавочка банкстеров?

Центробанки отделены от правительства: считается, что такое «разделение властей» сдерживает аппетит правительства дефицитно финансировать собственные расходы. Центральные банки не работают ради прибыли, и если прибыль получают, то перечисляют её в пользу правительства.

В случае с ФРС «частный» характер проявляется лишь во владении акциями резервных банков. Это не мешает Совету управляющих принимать решения самостоятельно, правда, в то же время регулярно отчитываясь перед Конгрессом, и Конгресс в принципе может влиять на полномочия ФРС с помощью изменений законодательства.

Независимость ЦБ можно рассматривать по аналогии с остальными ветвями власти. Законодательная должна быть отделена от судебной и исполнительной. Означает ли это, что исполнительная власть “не часть государства”? То же самое и с “денежной властью” ЦБ. 

Здесь стоит добавить, что на практике ЦБ сильно зависит от фискальных властей (т.е. Правительства в лице Минфина, Казначейства и т.п.), которые своими операциями могут принуждать ЦБ вести себя определённым образом, не приказывая напрямую.

[свернуть]

Свободные вопросы

Государство всегда неэффективно, чем больше приватизируем, тем лучше, так?

Обсуждения типа “государство это плохо или хорошо?” в различных СМИ идут регулярно, однако часто они ограничиваются философией, этикой и даже сферой культуры. За бортом остаётся главный момент — критерии и правила определения “эффективности”. 

Если понимать эффективность сугубо бухгалтерски, как отдачу на капитал, величину прибыли и прочее, тогда, конечно, приватизация скорее всего приведёт к росту этой эффективности. Но следует ли из этого, что извлекаемая владельцем капитала прибыль — единственный и важнейший критерий, определяющий благополучие и успешность общества?

Можно рассмотреть множество контрпримеров, вроде повышения эффективности транспортных перевозок за счёт резкого увеличения количества перевозимых людей и прочего ухудшения условий. 

Сюда добавляется и проблема измерений — национальная статистика в принципе недооценивает объём товаров и услуг, произведённых предприятиями в госсобственности (скажем, поликлиникой, в сравнении с частным медицинским центром).

Сторонники приватизации часто приводят целый ряд аргументов, связанный с повышением рентабельности, управленческой культуры, улучшения общественных институтов. Однако каждый из этих пунктов является более чем спорный.

Точно предсказать влияние приватизации на судьбу отдельного предприятия, а тем более целой отрасли, не зная всей специфики, довольно сложно. Обобщённые представления, полученные из стандартного курса макроэкономики, здесь могут сослужить дурную службу.

[свернуть]
Капитал неэффективен, надо всё национализировать, так?

Так же, как и к сторонникам приватизации, к сторонникам повальной национализации тоже можно озвучить некоторые вопросы. Как правило, они касаются вопроса контроля, управления на вновь национализированных предприятиях, мотивации для повышения эффективности труда, внедрения инноваций и прочее. 

Самый популярный ответ связывают с “широким общественным контролем, ответственностью и сменяемостью чиновников-управленцев”. Легко видеть, что здесь имеется ряд серьёзных допущений о функционировании общественной демократии.

Из этого, впрочем, не следует, что национализация обязательно приведёт к ухудшению интересующих нас параметров. Опять же, всё определяется спецификой конкретного предприятия и сектора экономики, имеющимися в распоряжении сотрудниками и прочими управленческими ресурсами. 

Утверждать что-то в общем случае, заранее, наверняка — значит рассматривать проблему настолько обобщённо, что исчезает любая конкретика.

[свернуть]
Надо ли латать прогнивший капитализм, или надо сразу идти в светлое красное завтра?

Этот вопрос явно выходит за рамки чисто экономического анализа. Более того, он предполагает, будто в реальности имеется какая-то альтернатива между “чинить старое” и “строить новое”. Между тем, имеющийся исторический опыт показывает, что серьёзные попытки построения нового общества зачастую связаны с крайне разрушительными и довольно редкими событиями — массовыми войнами (в том числе гражданскими), распадом государств, громадной общественной нестабильностью. То есть, шанс “строить новое” выпадает очень и очень нечасто, чтобы рассчитывать на него как на единственный вариант. 

Далее, полезно представлять, как именно строить это “новое”. Скажем, нужно ли нам знать, как работает экономика сегодня? Чем определяется курс валют? От чего зависит мировая торговля? Можно ли увеличить темпы экономического роста и сократить безработицу? Или это всё не важно и мы надеемся, что когда-нибудь выстроим всё с чистого листа?

Наконец, если у нас есть шансы повлиять на принимаемые меры в чём-то не таком значительном, хоть в той же бюджетной политике, нужно ли от этого воздерживаться? Нужно ли выступать против изменения приоритета расходов, против развития фундаментальной науки и социального сектора? Точно ли это поспособствует “нарастанию противоречий” и желаемым радикальными переменам?

Всё это касается соотношения так называемых “программы-минимум” и “программы-максимум”. Нам кажется, что в наших силах наполнить содержанием именно минимальные предложения, опирающиеся на тщательный анализ реальных событий и механизмов работы экономики. Только после этого может иметь смысл рассуждать о более маловероятных и трудно прогнозируемых обстоятельствах.

[свернуть]
Отрицает ли ММТ важность институтов?

Упрощая, можно сказать, что социально-экономические институты это то, как ведут себя отдельные люди, фирмы, государственные органы и прочие общественные объединения (не обязательно формальные). В этом смысле, конечно же, ММТ ничуть не отрицает их важность. Говорить, что институты не важны, это как говорить, что не важно в принципе человеческое поведение, привычки, взгляды, цели и методы их достижения. 

Проблемы начинаются, когда разговор об институтах смешивается с вопросами экономического роста, и важность институтов выносится на первый план. Это приводит к целому ряду сложных вопросов.

Во-первых, как посчитать, определить влияние институтов на рост экономики? Если в одну декаду у нас был среднегодовой рост на 5%, а в другую на 3%, значит ли это, что “институты испортились”? Какая доля падения роста может быть объяснена этой “порчей”? А если институты улучшатся, вернутся ли прежние темпы? На практике получается, что за счёт динамики качества институтов мы можем лишь постфактум объяснить уже имевшие место исторические события. При этом сам интервал возможных объяснений получается довольно большим.

Во-вторых, в разговоре об экономическом росте многие представители экономического мейнстрима часто исходят из так называемого “анализа в реальных показателях”. В самом простом случае выходит, что за долгосрочный рост отвечают “реальные” показатели вроде количества труда, капитала (в том числе человеческого), общей производительности. Проводимая же фискальная и монетарная политика в целом нейтральна и влияет лишь на временные изменения.

ММТ полностью отвергает идею долгосрочной нейтральности, равно как и “анализ в реальных показателях”. Мы живём в условиях денежной капиталистической экономики, которой не свойственная долгосрочная полная занятость, а значит, и полноценная загрузка производственных мощностей. Деньги имеют значение как в краткосрочном, так и долгосрочном периоде. Их никак нельзя “выносить за скобки”, обсуждая экономический рост. 

Кроме того, ориентированная на активный рост макроэкономическая политика может положительно сказаться и на качестве тех самых институтов, делая доступнее привлекательные рабочие места, техническое переоснащение, качественные образование и медицину. 

[свернуть]

Вопрос

Ответ

[свернуть]

Пролистать наверх